ХХ век. Закрытие храма

1905 год — начало пастырского служения самого любимого и достопамятного батюшки села Петровское Иоанна Соболева. Четверть века были связаны с Петропавловской и Никольской церквами. Годы его службы в Петровском пришлись на самое непростое время в России: русско-японская война, Первая мировая, Революции, Гражданская война, преследования, репрессии, голод, разруха. В эти тревожные годы прочно стояла духовная крепость лыткаринских крестьян, возглавляемая отцом Иоанном, черпая силы в вере и патриархальных традициях. Усилиями о. Иоанна в 1905 году был создан Петропавловский отдел трезвости при Петропавловском приходском совете. Целью Общества было духовно-нравственное отрезвление народа в эти неспокойные предреволюционные годы. В общество вошли старейшины сел Петровское и Лыткарино и крестьяне, соблюдавшие Устав Общества. Так как не все крестьяне были грамотные, то на встречах вслух прочитывались новости из газет, разъяснялась политическая и экономическая обстановка в стране.

 

 

 

 

В год начала Первой мировой войны Московская Синодальная типография выпустила «Ведомости о церквах». В документе описаны оба храма села Петровское, земля, погосты, хозяйство: «Церковь Святых Апостолов Петра и Павла построена 1805 году тщанием Григория Александровича Демидова. Церковь каменная, с колокольнею, холодная. Имеет один престол. По штату при ней положены священник и псаломщик». И сведения о второй церкви: «Церковь Николая Чудотворца построена когда и кем неизвестно. Церковь каменная, теплая. Имеет один престол». О земле и других строениях сказано: «Земля при церкви усадебная вместе с погостом церковным и другая: пахотная, сенокосная. Землею владеют сами священноцерковнослужители. Дома для них построены в 1875 году их же тщанием и составляют их собственность. Другие здания: сторожка и сарай принадлежат церкви». Церковный староста Василий Васильевич Курбесов служит с 1910 года.

После революции 1917 года Советской властью был принят Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах. Согласно этому документу, все имущество церкви становилось народным достоянием. Церковнослужители лишались своих домов и земли. Но «граждане сельца Лыткарино» посчитали «такое положение вещей в отношении причта села Петровское ненормальным…» и «горячо ходатайствуют о том, чтобы причту села Петровское была предоставлена возможность заниматься землею и тем кормиться, т. е. чтобы из бывшей церковной земли была выделена часть пашни и покосы и отдана в пользование священноцерковнослужителей».

Отец Иоанн Соболев вместе со своей семьей жил в ту пору в одном из домов в Лыткарино.

Будучи «священноцерковнослужителем по званию, но крестьянином по образу жизни…» вел свое хозяйство: обрабатывал пашню, косил траву, держал корову, разводил пчел.

sobolev-portret

В 1919 году батюшка Иоанн вынужден был поступить на работу в контору по Управлению работ речной Москворецкой системы и стать членом профсоюза рабочих-водников. Службы в церкви велись не регулярно в новых условиях, и, как вспоминают жители, ходил о. Иоанн по домам: утешал, причащал, крестил… А в 1921 году был переведен с конторских работ «за критику комъячейки и разложение рабочих масс».

Все более наступательной становилась борьба государства с церковью. В 1927 году Пленум Московского уездного комитета ВКП(б) постановил вести активную борьбу с религиозным движением. Началась планомерная работа, ведущая к закрытию церкви. Старожилы вспоминают: «Запрещали ходить в церковь. Бывало идет служба, колокола звонят, крестный ход идет, а мы сидим у окошка — выйти нельзя — и плачем».

В декабре 1931 года прошло заседание Лыткаринского сельсовета с участием организаций села и завода по вопросу о закрытии церкви. Храм постановили закрыть и оборудовать в нем клуб. Одновременно проходила усиленная разъяснительная работа о вреде Церкви и религии. Активисты, которые проголосовали единогласно на собрании, должны были «подготовить население и рабочие массы к правильному решению вопроса». Сроки для выполнения работы были сжаты до десяти дней. Следующее заседание о закрытии церкви состоялось накануне нового 1932 года. После проведенной «обработки» населения, собравшиеся, а их было более ста человек, постановили: «церковь изъять и переоборудовать под клуб», а «молодняку в рождественские дни вступить в ЛКСМ». Одновременно с этим: «Просить администрацию совхоза о выселении попов и их прислужников с территории совхоза». Далее, в течение двух дней 3 и 4 января 1932 года, собрания рабочих Камнедробильного завода и общее собрание села Лыткарино поддержали решение о закрытии церкви. 29 декабря 1932 года было проведено еще одно собрание, где решался вопрос о расширении территории хозцентра совхоза Петровское. Для этого предлагалось закрыть кладбище, а для нового отвести другой участок. «Всю территорию, занятую кладбищем и постройками причта… передать ТК № 2 ОГПУ». На этом собрании вопрос решен не был. Церковная община, пытаясь бороться за свои права, пишет 26 января 1933 года жалобу в Президиум Московского областного исполкома о том, что постановление о закрытии кладбища и расширении территории за счет земель церкви — неправильное. На жалобу пришел ответ с рекомендациями разобраться в ситуации. И 14 февраля 1933 года Председатель Лыткаринского сельсовета посылает служебную записку в Ухтомский Райисполком, где объясняет, что сторожка у религиозной общины отобрана не была «хотя вопрос стоял на общем собрании о закрытии церкви. Но подписка подворная у нас не прошла, так как должного количества подписи рук мы не собрали…».

sobolev-vstrecha

Видимо, крепки духом были лыткаринцы, что после всех собраний и массовой обработки сознания церковь все-таки действовала до 1937 года.

В 1932 году на смену о. Иоанну Соболеву приходит служить другой батюшка — Леонтий Гримальский. Назначен он был в храм 4 апреля. В 1935 году протоиерей Леонтий награжден наперсным крестом с украшениями. В июле 1937 года переведен из Лыткарино в Солнечногорский район.

В том же 1937 году 22 июня в Петропавловский храм был переведен «священник из монахов» Гавриил Гур. Лыткарино стало местом его последнего земного служения Богу.

29 сентября 1937 года он был арестован по ложному обвинению за контрреволюционную агитацию и решением тройки при Управлении НКВД СССР приговорен к расстрелу.

Преподобномученик был казнен 19 ноября 1937 года.

Церковь закрыта…

Сброшены колокола. Сжигают иконы. Чтобы спасти их от уничтожения, прихожане прятали их по домам. Разорен и разрушен семейный склеп рода Чернышевых.

В алтаре прорубили дверь. В разное время здесь были столовая, магазин, картонажная мастерская. Казалось, жизнь в храм не возвратится. На долгие пятьдесят три года поселились в нем разруха и разорение.

К 1990 году церковь представляла собой печальное зрелище. В разбитых окнах гулял ветер, расшвыривая по углам мусор и завывая на разные лады. Вид колокольни с рваными шрамами от сброшенных колоколов заставлял болью сжиматься сердце и отводить глаза, как от безнадежно больного, скрывая правду. Каркасы куполов своей пустотой отражали все ту же разруху и нищету вокруг…

Но возрождение началось. К храму стали приходить люди. Они собирались раз в неделю, разгребали мусор, убирали камни, ремонтировали, мели, делали двери, окна…

Число просмотров : (214)